новости государства, права, общества по существу

duha127 / Depositphotos.com

Прежняя управляющая компания обязана платить за электричество, которое тратит ее «бывший» дом, вписанный в лицензию новой УК, если договор между энергосбытом и прежней УК не прекращен в порядке, предусмотренном этим договором, в частности, еще не оплачена задолженность по договору (в том числе «новая») и не истекли 20 рабочих дней с момента получения энергосбытом уведомления о прекращении отношений.

На это указали суды, разбирая иск от энергосбыта к управляющей компании (Определение Верховного Суда РФ от 23 октября 2019 г. № 305-ЭС19-18408).

Энергосбыт потребовал уплатить за электричество, поставленное в спорный МКД в декабре – январе.

УК платить отказывалась, потому что именно с декабря спорный МКД перешел под управление новой УК:

  • общее собрание собственников помещений в МКД по вопросу о переходе к новой УК было проведено еще осенью, затем решение и договоры с новой УК передали в орган ГЖН, а он внес изменения в реестр лицензий в самом начале декабря;
  • более того, УК уведомила энергосбыт, что в декабре, с определенной даты, у МКД появился новый управдом, которому и следует начислять плату за поставленный коммунальный ресурс.

Суд первой инстанции счел возражения справедливыми, и в иске энергосбыту отказал (в части платы за декабрь-январь).

Однако в следующей инстанции это решение было отменено, потому что:

  • УК является исполнителем коммунальных услуг и потому обязана предоставлять комуслуги всем потребителям в «своем» доме, для чего покупать коммунальные ресурсы у РСО и рассчитываться за них;
  • управлять МКД может лишь одна УК;
  • согласно п. 14 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (далее – Правила № 354), новая УК, выбранная на общем собрании собственников для управления МКД, приступает к предоставлению коммунальных услуг с даты, указанной в решении ОСС, но не ранее даты начала поставки коммунального ресурса по договору о приобретении коммунального ресурса, заключенному УК с РСО;
  • согласно п. 14 Правил № 354, прежняя УК прекращает предоставление коммунальных услуг с даты расторжения договора управления МКД или с даты расторжения договора с РСО о приобретении коммунального ресурса;
  • новая же УК не может предоставлять коммунальные услуги без заключения соответствующего договора с РСО;
  • согласно п. 51 постановления Правительства РФ от 4 мая 2012 г. № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии», потребитель, имеющий намерение в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора энергоснабжения с гарантирующим поставщиком, обязан передать ему письменное уведомление об этом не позднее чем за 20 рабочих дней до даты расторжения договора. Если потребитель нарушает данное требование, либо иные требования, определенные заключенным с гарантирующим поставщиком договором, то обязательства потребителя и гарантирующего поставщика сохраняются в неизменном виде вплоть до момента надлежащего выполнения указанных требований;
  • а согласно п. 30 постановление Правительства РФ от 14 февраля 2012 г. № 124 «О правилах, обязательных при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами», п. 31 Правил № 124, УК вправе в одностороннем прядке отказаться от договора ресурсоснабжения с РСО в случае «ухода» из МКД, однако обязана, во-первых, оплатить ресурс, поставленный до момента расторжения договора, а также пени и т.п., а во-вторых, обязана сообщить РСО об «уходе» из МКД в предусмотренные договором ресурсоснабжения сроки;
  • по спорному договору между РСО и прежней УК, последняя обязалась сообщать о прекращении своего статуса за 20 рабочих дней,
  • однако на деле она уведомила РСО о смене УК лишь в начале декабря, в свой последний «рабочий» в МКД день. РСО получила письмо лишь в конце декабря;
  • следовательно, с учетом количества нерабочих дней в январе, договор прежней УК и РСО можно считать прекращенным не ранее 1 февраля;
  • при таких обстоятельствах, учитывая, что новая УК могла приступить к предоставлению коммунальных услуг только с момента заключения договора с энергосбытом, а прежняя УК прекратила предоставление коммунальных услуг с даты прекращения договора энергоснабжения, т.е. с 1 февраля, в декабре и январе договор являлся действующим, обязанность оплаты поставленной электроэнергии возложена на ответчика – прежнюю УК.

В итоге с УК были взысканы и стоимость электроэнергии, потребленной МКД в декабре-январе (четверть миллиона рублей), и неустойка (более 30 000 рублей). Суд не усмотрел даже оснований для снижения неустойки по ст. 333 Гражданского кодекса.

УК, обескураженная тем, что ей фактически навязали статус исполнителя коммунальных услуг по электроснабжению, да еще в «чужом» доме, пыталась обжаловать постановление апелляционного суда, но безуспешно:

  • суд округа отметил, что доводы кассационной жалобы основаны на неверном толковании и понимании норм права, и вообще направлены на переоценку доказательств, а оснований для отмены обжалуемого судебного акта нет,
  • а Верховный Суд РФ отказал в пересмотре дела в Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. При этом отметил, что нет оснований для освобождения ответчика (прежней УК) как исполнителя коммунальных услуг от обязанности по оплате электроэнергии, поставленной РСО в МКД, находящийся в спорный период в управлении ответчика. И кроме того, оспаривая свою обязанность по предоставлению коммунальных услуг жителям спорных МКД, прежняя УК не доказала, что спорным МКД управляло иное лицо либо что жители дома оплачивали коммунальные услуги за спорный период в адрес иного лица.