новости государства, права, общества по существу

maxxyustas/ Depositphotos.com

Пленум Верховного суда Российской Федерации принял постановление, в котором разъяснил судам, что необходимо учитывать при рассмотрении дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража (Постановление Пленума ВС РФ от 10 декабря 2019 г. № 53 «О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража»).

В частности, в нем поясняется, какие споры подлежат передаче на рассмотрение третейского суда; как определить подсудность; что понимается под «публичным порядком» в контексте применения судами такого основания для отмены и отказа в признании и приведении в исполнение решения третейского суда, как противоречие публичному порядку РФ, и когда публичный порядок не считается нарушенным. Рассмотрен в постановлении и ряд иных вопросов.

Выделим некоторые из содержащихся в постановлении разъяснений:

  • Споры и иные дела, вытекающие из гражданско-правовых отношений (гражданско-правовые споры), допустимо разрешать в порядке третейского разбирательства, если иное прямо не установлено федеральным законом.

    Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, не допустимо разрешать в порядке третейского разбирательства, если иное не установлено федеральным законом или международным договором РФ.

    Иные споры, не подлежащие передаче на рассмотрение третейского суда, должны быть прямо установлены федеральным законом. Кроме того, федеральным законом могут быть установлены исключения из перечня споров, которые не подлежат рассмотрению третейским судом по правилам ч. 2 ст. 22.1 Гражданского процессуального кодекса, ч. 2 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса

  • Арбитражное соглашение может предусматривать передачу на рассмотрение третейского суда как уже возникших между сторонами, так и будущих споров, если иное не установлено федеральным законом. Например, арбитражная оговорка, включенная в договор потребительского кредита (займа) до возникновения оснований для предъявления иска, является недействительной в силу запрета, установленного ч. 4 ст. 13 Закона о потребительском кредите (займе).

  • Включенная в устав юрлица арбитражная оговорка, если из него не следует иное, связывает не только само юридическое лицо и его участников, голосовавших за включение арбитражной оговорки в устав, но и любых новых участников юрлица, которые приобрели акции или доли в его уставном капитале или стали его членами уже после ее включения в устав.

    Такая арбитражная оговорка также является действительной в отношении корпоративного спора с участием контрагентов юридического лица (третьих лиц) в том случае, если такие третьи лица также являются сторонами арбитражного соглашения, содержащегося в уставе юрлица.

  • Основанием компетенции третейского суда является действительное и исполнимое арбитражное соглашение, не утратившее силу.

    При наличии сомнений в его действительности и исполнимости следует оценивать не только текст арбитражного соглашения, но и иные доказательства, позволяющие установить действительную волю сторон (в том числе предшествующие ему переговоры и переписку, последующее поведение сторон).

  • В арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, стороны своим прямым соглашением могут предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным.

    Это условие может содержаться только в прямом соглашении сторон и не может считаться согласованным, если оно содержится в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения, даже если стороны при заключении арбитражного соглашения договорились о том, что такие правила являются его неотъемлемой частью.

    Соглашение об окончательности решения третейского суда распространяется только на стороны третейского разбирательства.

  • Уведомление о времени и месте проведения заседания третейского суда по делу считается надлежащим, только если оно было направлено с таким расчетом, чтобы каждая из сторон располагала разумным сроком для подготовки к разбирательству дела и прибытия на заседание;

  • Такое основание для отмены решения третейского суда, отказа в приведении в исполнение решения третейского суда, как противоречие публичному порядку РФ, применяется судом в исключительных случаях.

    При этом под публичным порядком в целях применения указанных норм понимаются фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы РФ.

    Для вывода о нарушении публичного порядка суд должен установить совокупное наличие двух признаков: во-первых, нарушение фундаментальных принципов построения экономической, политической, правовой системы РФ, которое, во-вторых, может иметь последствия в виде нанесения ущерба суверенитету или безопасности государства, затрагивать интересы больших социальных групп либо нарушать конституционные права и свободы физических или юридических лиц.

    Применение третейским судом норм иностранного права, не имеющих аналогов в российском праве; неучастие ответчика в третейском разбирательстве; незаявление должником возражений против принудительного исполнения третейского решения сами по себе не свидетельствуют о нарушении публичного порядка Российской Федерации.

В заключение отметим, что некоторые из выводов, приведенных в рассматриваемом постановлении Пленума ВС РФ, в декабре прошлого года были включены в Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей, утв. Президиумом ВС РФ.