новости государства, права, общества по существу
Get Adobe Flash player

Алина Михайлова

В деле о банкротстве для кредитора главное – в полной мере удовлетворить свои требования. И если у должника нет возможности рассчитаться с кредитором, последний может обратиться к лицу, которое несет субсидиарную ответственность (п. 1 ст. 399 ГК РФ). Напомним, субсидиарная ответственность – это дополнительный вид ответственности, при наличии которого у кредитора возникает право взыскать неполученный долг с другого обязанного лица, если основной должник не в состоянии его выплатить. Субсидиарную ответственность по обязательствам организации-должника в случае недостаточности имущества несут контролирующие должника лица, если должник признан несостоятельным вследствие их действий или бездействия (п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"; далее – закон о банкротстве). Распространение ответственности должника перед кредиторами на контролирующих должника лиц называется снятием (срыванием, протыканием) корпоративной вуали. Данная практика пришла к нам из зарубежных стран: Великобритании, США и Германии.

 

Ответственность контролирующего должника лица

Под контролирующими лицами, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность, понимаются лица, имеющие либо имевшие в течение последних двух лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для должника указания или возможность иным образом определять действия должника (ст. 2 закона о банкротстве). Как правило, это учредители, акционеры, собственники имущества юридического лица, члены ликвидационной комиссии, действующие и бывшие директора и т. д. Однако если такие лица докажут, что их вина в признании должника банкротом отсутствует, они освобождаются от субсидиарной ответственности. Контролирующее должника лицо также признается невиновным, если будет доказано, что оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника (п. 4 ст. 10 закона о банкротстве).

ОНЛАЙН-СЕМИНАР

Василий Витрянский,
д. ю. н., член Совета
по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства
при Президенте РФ

 

Актуальные аспекты законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Купить запись

 

Как рассказала порталу ГАРАНТ.РУ арбитражный управляющий Юлия Шангареева, в ее практике были случаи, когда руководителю должника удавалось избежать субсидиарной ответственности: "В рамках одного из дел о банкротстве я обратилась с заявлением о привлечении бывшего генерального директора и ликвидатора к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Однако суд отказал в удовлетворении данного заявления [определение Арбитражного суда г. Москвы от 9 июня 2015 года по делу № А40-146349/13. – Ред.]. Мотивировано решение суда было тем, что конкурсный управляющий не исчерпал в полной мере возможности взыскания дебиторской задолженности и формирования конкурсной массы, а также не установил невозможность удовлетворения требовании кредиторов за счет имущества должника". Так что привлечь контролирующее должника лицо к субсидиарной ответственности на практике не всегда просто. Не случайно этот вопрос активно обсуждался на конференции "Институт банкротства в России. Практика и технологии проведения банкротств", организованной газетой "Ведомости" 15 сентября.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 марта 2015 г. № Ф05-1765/14 по делу № А40-108539/2011.

Спорное требование: О привлечении бывшего генерального директора общества К. к субсидиарной ответственности. К. возражала, заявляя, что из-за тяжелой болезни заблаговременно уволилась из общества по собственному желанию, а обязательства, которые в дальнейшем привели к банкротству, возникли задолго до ее назначения.

Суд решил: В суд не были представлены ни трудовой договор, ни трудовая книжка К. с записью о прекращении трудовых отношений с обществом. Суд счел ссылку на болезнь несостоятельной, поскольку, исходя из представленных медицинских справок, болезнь не создавала препятствий для исполнения требований конкурсного управляющего и суда. По результатам рассмотрения данного дела К. была привлечена к субсидиарной ответственности.

 

Доказывание вины контролирующего должника лица

Контролирующее должника лицо, которое привлекают к субсидиарной ответственности, по общему правилу должно самостоятельно доказать отсутствие вины (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Суды в своих решениях неоднократно подчеркивали, что бремя доказывания добросовестности и разумности действий привлекаемых к ответственности лиц лежит на этих лицах (постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 января 2015 г. № Ф05-5705/14 по делу № А40-96427/2013, постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2015 г. № Ф05-7389/15 по делу № А41-41215/2013, постановление Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 г. № 9127/12 по делу № А40-82872/10-73-400"Б", постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 февраля 2015 г. № Ф05-49/15 по делу № А40-124599/2009).

Однако при распределении судами бремени доказывания вины лица, контролирующего должника, бывают и исключения. Все они основаны на ст. 65 АПК РФ, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается. Так, тот же Арбитражный суд Московского округа рассматривал дело, в котором управляющий пытался привлечь контролирующее лицо к ответственности за утрату документов. По мнению суда, заявитель не смог доказать вину руководителя должника (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 июня 2012 г. № Ф05-5940/12 по делу № А40-104106/2009, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 сентября 2015 г. № 11АП-9635/2015 по делу № А65-20296/2014).

Партнер Адвокатского бюро S&K Вертикаль Евгений Зверев объясняет такую противоречивую практику судов следующим образом: "На мой взгляд, произошло смешение доказывания вины и причинно-следственной связи. Суды говорят, что не доказана вина контролирующего должника лица, при этом подразумевают, что не доказана причинно-следственная связь между его действиями и наступлением банкротства. Встречающиеся судебные акты, в которых указано на обязанность арбитражного управляющего доказывать вину контролирующего лица, не должны никого вводить в заблуждение. Надо ориентироваться на то, что установил закон". При этом причинно-следственную связь между банкротством должника и действиями контролирующего его лица по общему правилу доказывает заявитель. Когда наличие причинно-следственной связи установлено, у контролирующего лица есть последний шанс избежать ответственности – доказать отсутствие своей вины в банкротстве компании.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 декабря 2013 г. № Ф04-6746/13 по делу № А70-13213/2009.

Спорное требованиеО привлечении бывшего руководителя общества к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Суд решил: Медицинская документация подтверждает, что в период осуществления бывшим директором общества полномочий по управлению данным обществом он проходил длительное лечение. По сведениям ФНС России, бухгалтерская отчетность в налоговый орган в указанный период не представлялась, поскольку не была передана предыдущим директором. Кроме того, предыдущий руководитель исказил бухгалтерскую документацию общества, что подтверждается вступившим в законную силу приговором суда. Исходя из этого, привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо являлось номинальным директором, фактически функции руководителя не выполняло и к ответственности привлечено быть не может.

 

Обстоятельства, подтверждающие отсутствие вины контролирующего должника лица

Интересно, что суды по-разному оценивают обстоятельства, подтверждающие отсутствие вины контролирующего должника лица. Рассмотрим два на первый взгляд аналогичных дела о привлечении лица, который не передал документацию, к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий и внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему (п. 2 ст. 126 закона о банкротстве). Если указанные документы отсутствуют или не содержат обязательной информации об имуществе и обязательствах должника и их движении, руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника (п. 4 ст. 10 закона о банкротстве). Однако для наложения на лицо субсидиарной ответственности недостаточно выявить факт отказа в передаче документации либо отсутствие в ней соответствующей информации – суд также должен установить вину лица, контролирующего должника.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 31 октября 2014 г. № Ф02-4914/14 по делу № А33-1053/2012.

Спорное требование: О привлечении лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника за отказ от передачи правоустанавливающей и правоподтверждающей документации на активы.

Суд решил: Документы были утрачены во время пожара, что подтверждается письмом дознавателя. Способы их восстановления отсутствуют. Поэтому суд отказал в привлечении к субсидиарной ответственности.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 декабря 2014 г. № Ф07-9740/14 по делу № А21-2609/2013.

Требования заявителя: О привлечении бывшего генерального директора общества к субсидиарной ответственности по обязательствам должника за отказ от передачи документации.

Спорное требование: Ответчик не привел доказательств того, что бухучет велся надлежащим образом. В материалах дела также нет доказательства утраты бухгалтерских документов должника во время пожара. Вместе с тем, независимо от причины отсутствия документов они должны были быть восстановлены соответствующим должностным лицом. Бывший генеральный директор общества виновен в непередаче документов, в связи с чем несет субсидиарную ответственность.

Как видно, суды в зависимости от конкретных обстоятельств дела по-разному оценивают наличие или отсутствие вины контролирующего должника лица, который не передал документацию. Например, если документы утрачены и в суде доказано, что это произошло в связи с действием обстоятельств непреодолимой силы, руководитель должника от ответственности освобождается – ведь его вины в случившемся нет. Обычно в качестве таких обстоятельств рассматривается залив или пожар. Однако в суде придется доказать, что контролирующее должника лицо принимало все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота. Как правило, речь идет о попытке восстановить поврежденные документы и отправке запросов в госорганы для предоставления их копий. А вот тяжелая болезнь контролирующего должника лица не всегда рассматривается судом как обстоятельство, препятствующее передаче документов.

Генеральный директор компании "ЮрПартнерЪ" Антон Толмачев рассказал о деле, в котором руководитель банкрота был привлечен к субсидиарной ответственности за непредоставление документации. "Руководитель о необходимости предоставить сведения был извещен по адресу регистрации, по которому фактически не проживал, и, соответственно, корреспонденцию не получал. Объективно, его вины в этом нет, однако данное обстоятельство позволило суду сделать вывод о недобросовестности руководителя. Суд исходил из того, что каждое лицо должно получать корреспонденцию по адресу регистрации и самостоятельно несет риск неблагоприятных последствий в случае ее неполучения", – пояснил Антон Толмачев. Однако в практике эксперта была и другая ситуация, при которой директору удалось избежать ответственности при аналогичном обвинении: "Управляющий обратился в суд с заявлением об истребовании у директора отчетной документации, которое, конечно, было удовлетворено. После этого актом приема-передачи документация была передана, но, как выяснилось, не за все периоды. Управляющий усмотрел в этом нарушение и обратился в суд с требованием о привлечении директора к субсидиарной ответственности. Суд первой инстанции удовлетворил его заявление, однако в апелляции оно было изменено. Вторая инстанция указала, что в заявлении арбитражного управляющего и, соответственно, в определении суда по этому поводу не содержался точный перечень документов, которые должны были быть переданы. При таких обстоятельствах суд не усмотрел непосредственной вины директора, поэтому признал требование о привлечении его к субсидиарной ответственности необоснованным". 

*** 

Применение в России концепции снятия корпоративной вуали – безусловно, важный шаг в развитии законодательства о банкротстве. Главное, чтобы суды при рассмотрении данной категории дел придерживались единообразных подходов, а участники таких отношений понимали и оценивали все риски, связанные с управлением обществом.