новости государства, права, общества по существу
Get Adobe Flash player

sebra / Shutterstock.com

В Верховном Суде Российской Федерации рассматривался спор о правомерности предписания государственного инспектора труда, которым на работодателя была возложена обязанность отменить приказ о применении к работнику дисциплинарного взыскания в виде выговора (определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 31-КГ17-5).

Свое решение ГИТ мотивировала тем, что работник был привлечен к ответственности за несовершение действия, которое не входило в его обязанности. Кроме того, работодателем были пропущены установленные ст. 193 Трудового кодекса сроки применения дисциплинарного взыскания. Суд первой инстанции счел доводы ГИТ убедительными и вынес решение о законности предписания. А вот суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что инспектор, вынося данное предписание, превысил свои полномочия, поскольку фактически разрешил индивидуальный трудовой спор, тогда как в силу ст. 356 ТК РФ государственная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением работодателем законодательства, то есть выявляет правонарушения, а не разрешает споры, обязанность по рассмотрению которых возложена в силу ст. 381-397 ТК РФ на комиссии по трудовым спорам или суды.

Действительно, ВС РФ неоднократно подчеркивал, что ГИТ вправе лишь выявлять очевидные нарушения законодательства и не может разрешать трудовые споры.

Однако в данном случае высший судебный орган пришел к выводу об ошибочности заключений суда второй инстанции. Как указано в определении, при рассмотрении дела в порядке апелляции не было учтено право работника на обжалование дисциплинарного взыскания в ГИТ и полномочия инспектора труда на вынесение в адрес работодателя обязательных для исполнения предписаний в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Не проверив выявленные нарушения работодателем ст. 192, 193 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания, суд апелляционной инстанции сделал преждевременный вывод о незаконности оспариваемого предписания.

Отметим, что если нарушение работодателем сроков на применение дисциплинарного взыскания в большинстве случаев действительно носит очевидный характер, то вопрос о самом наличии состава проступка чаще всего будет представлять собой именно трудовой спор. Так, например, в постановлении от 3 марта 2017 г. № 18-АД17-6 ВС РФ как раз указывал на то, что спор относительно обоснованности применения дисциплинарного взыскания в силу ст. 381 ТК РФ является индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению комиссией по рассмотрению трудовых споров либо судом в рамках гражданского судопроизводства.