новости государства, права, общества по существу

kolosigor / Depositphotos.com

В Обзоре приведена практика ВС РФ и даны разъяснения по вопросам, возникающим из обязательственных, жилищных, семейных, наследственных и иных правоотношений. Рассмотрена также практика применения норм об исковой давности, законодательства о налогах и сборах, о банкротстве, о защите конкуренции, о вещных правах, о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации и иных отраслей законодательства (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2019)).

Среди содержащихся в Обзоре правовых позиций отметим следующие:

  • отсутствие на момент смерти наследодателя регистрации принадлежащего ему транспортного средства в органах ГИБДД не является препятствием к его наследованию;
  • наличие общего несовершеннолетнего ребенка не является безусловным основанием для отступления от начала равенства долей при разделе имущества бывших супругов. В случае отступления от начала равенства долей бывших супругов в решении суда должны быть приведены мотивы того, каким образом соблюдаются интересы детей, ради которых и должно произойти данное отступление;
  • в рамках дела о банкротстве работники должника вправе самостоятельно обратиться с жалобой на действия арбитражного управляющего, выразившиеся в нарушении очередности удовлетворения их требований по сравнению с требованиями о выплате выходных пособий и об оплате труда других лиц;
  • если банк принял положительное решение о выдаче кредита, основанное на достоверной информации, представленной гражданином, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей отказа в освобождении гражданина от долгов в рамках процедуры банкротства;
  • условие договора одного из собственников помещения в МКД с управляющей компанией об освобождении его от обязанности нести расходы на содержание общего имущества в многоквартирном доме является ничтожным;
  • отказ собственника или пользователя отдельного помещения в МКД от оплаты коммунальной услуги по отоплению допускается только в случаях отсутствия фактического потребления тепловой энергии, обусловленного, в частности, согласованным в установленном порядке демонтажем системы отопления помещения с переходом на иной вид теплоснабжения и надлежащей изоляцией проходящих через помещение элементов внутридомовой системы, а также изначальным отсутствием в помещении элементов системы отопления. При этом собственник/пользователь помещения в любом случае не может быть освобожден от оплаты отопления на общедомовые нужды.

Приведены в Обзоре и многие другие правовые позиции. Остановимся на одной из них подробнее.

Так, в Обзоре указывается, что завышение цены договора купли-продажи само по себе не свидетельствует о недобросовестности продавца, об обмане или о злоупотреблении с его стороны. Этот тезис пояснен на примере дела о продаже ателье. Покупатель настаивал, что был введен в заблуждение: заключая договор, он предполагал, что приобретает не только оборудование, но и помещение ателье (которое, кстати, продавцу не принадлежало). На это, по его мнению, указывала в том числе и цена сделки – 2 млн руб. В итоге же за эту сумму покупатель получил оборудование рыночной стоимостью немногим более 70 тыс. руб. Считая, что продавец намеренно создал у него не соответствующее действительности представление о характере сделки и ее предмете, он потребовал признать договор недействительным.

Однако ВС РФ, изучив спорный договор, указал следующее. Исходя из буквального содержания договора его предметом является набор оборудования, именуемого также «ателье». Обо всех обстоятельствах, связанных с правами на помещение и с необходимостью в дальнейшем заключить договор аренды, покупатель мог и должен был знать, поскольку это прямо указано в договоре.

Относительно же цены договора ВС РФ отметил, что доводы о том, что она завышена, сами по себе не являются основанием для вывода о недобросовестности продавца, об обмане или злоупотреблении, поскольку покупатель был надлежаще осведомлен о том, что именно покупает и за какую цену. Кроме того, предметом спорного договора являлись не отдельные предметы оборудования, а их комплект.

В рассматриваемом случае ценность объекта купли-продажи заключается именно в продаже готового бизнеса: оборудование передается в арендованном помещении, деятельность ателье разрекламирована предыдущим собственником оборудования и имела спрос. На таких условиях покупатель согласилась заключить договор купли-продажи оборудования по указанной в нем цене, а не по цене отдельно взятых предметов.